РОДЫ В АВСТРАЛИИ

РОДЫ В АВСТРАЛИИ

РОДЫ В АВСТРАЛИИ

written by Svetlana Март 27, 2017

Перспектива того, что наш ребенок будет рожден в Австралии, мне нравилась, австралийский подход к ведению беременности и родам все же больше хвалят, чем ругают.

Беременность в нашу частную страховку не входила, поэтому рожать предстояло в муниципальном госпитале. Разница между частной и государственной больницей в условиях пребывания, возможности выбирать госпиталь, врача и акушерку. Частная страховка позволит расположиться в одноместной палате с кабельным телевидением, меню будет более обширным, на роды приедет выбранный врач или акушерка (если успеют). Можно самостоятельно решить что больше по душе – кесарево или природные роды. Однако, при осложнениях пациент будет отправлен в государственное медучреждение, по причине наличия там всего нужного оборудования и специалистов узкого профиля.

Перед родами я насмотрелась умных передач, начиталась статей и книг, сходила на курсы. Старалась правильно питаться и посещала тренировки в бассейне. Поэтому день икс была готова встретить во всеоружии. После 37-й недели у меня был приступ легкой паники, что уже и родить можно в любой день. Я застелила сиденья машины одноразовыми пеленками, оперативно собрала сумку в роддом и стала ждать. Так прошла неделя. Изменений в моем самочувствии не было, новых ощущений не добавлялось. На очередном приеме на вопрос акушерки: “Ну что? Чувствуешь приближение родов? Пробка? Брекстон-Хикс?”, я ответила, что чувствую себя, как слон, в том плане, что еще могу год беременной проходить, на 39-й неделе никаких предвестников. Мы посмеялись и я пошла домой.

Знакомые, сотрудники и близкие часто интересовались не страшно ли мне рожать. Страха не было вообще, мне было интересно, ведь это уникальнейший опыт в жизни. Я ждала этот день с нетерпением. Мое сознание рисовало идеальную картину: я, обязательно с идеальным педикюром (некрасиво акушеркам неухоженные ноги в лицо тыкать), волосами заплетенными в колосок (чтоб даже со схватками не выглядеть растрепанной), в майке с надписью ‘what a day’ (специально приобретена к такому случаю) сижу на фитболе. Рядом Сережа заботливо предлагает мне небольшие перекусы, которые я старательно продумала и упаковала с собой в роддом. Мы смотрим австралийское кулинарное шоу Masterchef, это чтоб отвлекать меня от боли, и дожидаемся полного раскрытия. В планах также было прослушивание музыки (авось поможет, думала я) и аромалампа с эфирными маслами (акушерки уверяли, что это дает возможность расслабиться).

Но жизнь, как всегда, внесла свои коррективы. В обед я сходила на очередной плановый визит в госпиталь. Вечером того же дня поговорила с мамой, потом с сестрой, сложила сумку в бассейн на утро, испекла торт Захер, съела половину торта с чаем, встала с дивана поставить чашку в посудомойку. И тут,  в лучших традициях голливудских фильмов, у меня отошли воды. Лужа образовалась знатная, я позвонила Сереже, он уже возвращался с работы и был в 20-ти минутах от дома.

Дальше по инструкции требовалось позвонить в госпиталь. Я набрала номер, через три секунды со мной уже разговаривала акушерка. Она нашла меня в базе данных больницы, спросила в котором часу отошли воды и какого цвета они были. Потом сверила срок и положение плода с ее информацией и попросила приехать в госпиталь на КТГ.

Около 7-ми вечера мы зашли в госпиталь и были отправлены на кардиотокографию. Схватки оказались такими слабыми, что я их даже и не чувствовала, сердцебиение ребенка было отличным. Взглянув на мою карту, акушерка велела отправляться домой.

В Австралии безводный период до 24-х часов считается полностью нормальным (при отсутствии стрептококка). Нас уверили, что роды первые, быстро не управимся, можно еще успеть поспать до настоящих схваток, а как только интервал станет 3-5 минут, сразу направляться в больницу. А если схваток так и не будет, то к 11-ти утра приходить на стимуляцию.

Слово «стимуляция» меня сильно взбодрило и, оказавшись дома, я, полная решительности, наматывала круги по кухне, стараясь «нагулять» схватки.

И вот – ура, в 8 вечера я поняла, что это они, периодичность была в 10 минут, я прилежно записывала интервалы и радовалась. В 9 вечера стало уже не так весело, пришлось снизить темпы и присесть на мячик. Так я провела минут 15 и поняла, что схватки стали больнее раза в два, хотелось сжевать подушку. Зная, что в воде все это перенести легче, я направилась в душ. Стала на колени, прислонилась лбом к холодной плитке, поток горячей воды на поясницу улучшал ситуацию в разы.

Сережа мирно ел суп на кухне, периодически проверяя как я, и записывал схватки. И вот только он собрался приступить к торту, около половины одиннадцатого, как интервал между схватками резко сократился до 3-х минут. Терпеть это стало достаточно тяжело и я дышала как паровоз, стараясь не вопеть. Мы позвонили в госпиталь опять, там нам конечно же мало поверили. “Что? За пару часов интервал сократился до 3-х минут? Ну, приезжайте.”

Натянув на себя первые попавшиеся штаны и свитер я поняла, что на кроссовки меня уже не хватит. И в лучших зимних австралийских традициях одела вьетнамки. Хорошо, что госпиталь в 10-ти минутах езды, всего 4 светофора. Последний Сережа уже пытался проскочить на красный (других машин/людей в округе не было), и только мой вопль «там красный горит, не нарушай» остановил его.

В приемном отделении тетенька глянула на меня наметанным глазом и изрекла: «Ууу, это уже вторая фаза родов, зовите акушерку». Нас завели в смотровую комнату, акушерка побежала взять мой файл и получить бирку на руку. Мы остались в комнате ждать, я быстро встала на колени и облокотилась на кровать. Так мне было легче всего. Тогда у меня промелькнула мысль, что долго мне не продержаться, и если что – надо быстро просить эпидуральную анестезию.

Не прошло и минуты как Рейчел вышла, а я понимаю что тужит довольно сильно. Такое чувство, как будто хочется, пардон, покакать целым арбузом. Но я то умная, я не знаю какое раскрытие и можно ли тужиться, поэтому приходится сдерживать себя. Тут я уже начинаю орать Сереже – зови кого-нибудь, меня тужит, я не в состоянии этому сопротивляться. Через 30 секунд вбегает Рейчел, оценивает ситуацию, оперативно закидывает меня на кровать, стягивает штаны, делает большие глаза и говорит: «Раскрытие полное, рожаем!». Тут уже я сделала большие глаза, и облегченно вздохнула. Ура, можно тужиться!

Так как времени на перемещение в родовую комнату у нас уже не было, весь процесс прошел прямо в смотровой. Акушерка выключила свет, включила рассеянное освещение и специальную лампу, зашло еще две девочки. Принесли пакеты с теплыми простынями и полотенцами, какие-то инструменты. А я все тужусь. Никто меня не учил, не рассказывал как, просто сказали: “Твое тело знает, что делает. Поверь, ты контролируешь ситуацию, а не мы”. И они-таки были правы, боль от схваток ушла, мозг обрел способность ясно мыслить, я хорошо чувствовала когда мне надо напрячься. И вот через 40 минут таких потуг появился Майкл, бодро закричал, его сразу положили мне на живот, накрыли теплым полотенцем. Я глянула на часы и оторопела, от первой чувствительной схватки до рождения нашего сына прошло примерно 4 часа.

Рейчел дала пуповине отпульсировать минут 10 и потом предложила Сереже перерезать ее. Он радостно согласился, одна из ассистенток нас сфотографировала и сняла короткое видео на наш фотоаппарат. Малыша приложили мне к груди, надели ему бирки на ногу и на руку и оставили нас на час просто провести время с человеком, которого мы сами создали.

И только потом акушерки вернулись, измерили Майкла, спросили хотим ли делать прививки и заполнили нужные документы. Показали нам как одеть памперс, спеленали малыша и перевели нас в послеродовую палату.

Мне предложили кресло-каталку, но, на удивление, удалось спокойно встать и дойти до нужного крыла больницы. Я еще и тележечку с Майклом сама катила.

Медсестра на смене выдала чистые полотенца, чтоб я могла принять душ, спросила голодные ли мы, и порывалась принести хотя бы какао. Но спать хотелось больше. Палата оказалась достаточно просторной, и больше напоминала гостиничный номер с двуспальной кроватью, двумя креслами, большим окном во внутренний двор с садом, гардеробом, холодильником, телевизором и раковиной, в которой мы потом купали Майкла. О том, что это больница напоминали только некоторые медицинские приборы.

Эта кровать, как и все больничные, на колесах. Есть пульт для того чтоб опустить или поднять изголовье. Справа – кнопка вызова медсестры

Еще немного фоток палаты:

Санузел был совмещен с соседней комнатой. В ванной на каждой стене были кнопки экстренного вызова медперсонала, а в палате у изголовья кровати еще и кнопка вызова дежурной акушерки. Если нужна помощь с ребенком или возникают вопросы, то она всегда зайдет и поможет в любое время дня и ночи. Сережа мог оставаться со мной также в любое время суток. Мы сами меняли подгузники, пеленали малыша. Получается с рождения мы не расставались с ребенком ни на минуту, его у нас вообще не забирали.

Я побаивалась, что еда в госпитале мне не понравится, поэтому упаковала с собой небольшие перекусы в сумку в роддом. Но больничная еда оказалась очень вкусной. Каждый вечер давали меню и там было из чего выбрать. На завтрак можно было выбирать бутерброды, каши, яйца, бекон, фрукты. Обед и ужин состояли из овощей, мяса или рыбы, макарон и маленького десерта. Были опции для вегетарианцев.

Это был обед. Мясной пирог и овощи, пюре, пирог с маракуйей и сок.

С радостью бы еще рассказала вам как выглядит родильная комната, но из-за скоротечности процесса туда мне так и не удалось попасть. Судя по рассказам акушерок, там есть кровать-трансформер, огромный телевизор, необходимое оборудование для осмотра малыша, а также всякий вспомогательный инвентарь, типа фитболов, матов, специальный стул для родов, если надумал рожать сидя, баллоны с веселящим газом. А еще отдельная ванна и душ.

Вот, собственно, осмотровая комната, в которой появился на свет Майкл. Кровать в кадр не попала, но она стандартная, с электроприводами, чтобы поднимать или опускать какую-либо ее часть.

У меня нет такого украинского опыта, поэтому сравнить не с чем. Но я абсолютно точно могу сказать, что к ничем не осложненной беременности и родам австралийцы относятся очень спокойно. Может смешно звучит, но они верят в силы природы и их цель – настолько естественные роды, насколько это возможно. Комфорт мамы и ребенка тоже учитывается. Все, что может улучшить настроение и, как следствие, родовую деятельность приветствуется. Хочешь слушать любимую музыку – пожалуйста, хочется орать на схватках – тоже хорошо, никто не будет рот закрывать, еще и поясницу помассировать могут. Если попросить, то и эпидуралку сделают и газ расслабляющий дадут, и морфина тоже не пожалеют. Но расскажут обо всех побочных эффектах и возможных последствиях. На курсах для беременных нам демонстрировали щипцы, вакуумные насосы для родовспоможения, спатулы для разрыва плодного пузыря, подробно рассказывая в каких случаях это может понадобиться.

Например, плодный пузырь без нужды никто не будет прокалывать, ускорять процесс родов гормонами или искусственным раскрытием тоже не в местных правилах, эпизиотомия делается только по показаниям, потому что их последние исследования показывают, что зашитый разрыв заживает лучше, чем разрез. Ребенка первые два дня не моют и даже не обтирают, стараясь оставить первородную смазку для защиты кожи. А когда купают, то рекомендуют использовать только воду, пупок ничем не обрабатывают.

Еще советовали написать план родов. Там просили указать все пожелания касательно обезболивания, позы, в которой хочешь рожать, и других аспектов, например, приглушенный свет, полная тишина или музыка, роды в ванне, можно попросить сразу перерезать пуповину или оставить ее отпульсировать, попросить завернуть плаценту с собой, собрать пуповинную кровь. Детализация очень приветствуется и сотрудники госпиталя пойдут вам на встречу насколько это возможно.

Выписывают в Австралии быстро, через полтора дня мы были уже дома, с первой минуты занимались Майклом самостоятельно. В больнице акушерки и медсестры только внимательно следили за процессом, проверяли как себя чувствую я и ребенок, заносили все в специальные бланки, проверяли в течении дня и ночи кормила ли я, следили за процессом, объясняли как нужно. И на этом, пожалуй, все.

Рожать в австралийской клинике мне понравилось. Может быть потому, что прошло все легко и быстро, а может потому, что отношение к процессу спокойное и непринужденное. Наверно, если у меня будет возможность, то я обязательно это повторю.

Девочки, собирающиеся рожать в Австралии, если у вас есть какие-либо вопросы, пишите в комментариях – обязательно отвечу.

Источник: https://www.ua-au.net/%D1%80%D0%BE%D0%B4%D1%8B-%D0%B2-%D0%B0%D0%B2%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B8/

Поделиться

0 комментариев

Оставить комментарий